Танковый джаз и тушенка по ленд-лизу. Как встречали Новый год в тыловом Свердловске

Рабочие завода "Уралмаш" в Свердловске, 1943 год© ТАССПовышенные обязательства, запчасти и письма — что было самым дорогим подарком 75 лет назад

Евгений Пугачевский первую елку увидел лишь в 1947 году, уже взрослым. Он работал на заводе "Уралэлектротяжмаш" с 1942 года, тогда ему было 16 лет. "Пошел на работу смотрю — ставят елку, метра три, — вспоминает Евгений Николаевич. — Игрушки были красивые, самодельные, видимо, в школах или садах делали. Там были лампочки разноцветные".

Потом Пугачевский узнал, что лампочки втихую делали в цехе, а потом разукрашивали. Деда Мороза в те дни он так и не застал — может быть, он и пришел, но в тот момент, когда Евгений Николаевич вновь был на работе.

Письмо товарищу Сталину                                                                                

В военное время основной задачей жителей тылового Свердловска был, конечно, не праздник, а работа в помощь фронту. Так, на заседании 29 декабря 1941 года Бюро Свердловского обкома ВКП(б) было принято решение обратиться с "новогодним письмом" к товарищу Сталину и рассказать в нем о том, как выполняются указания "о снабжении Красной Армии всем необходимым для разгрома германского фашизма" и "о новогодних обязательствах перед товарищем Сталиным, которые берут на себя трудящиеся Свердловской области".

"Новогодних обращений от главы государства не было. Но была традиция новогодних указаний, упоминания о них начинаются уже в ноябре — указаний о том, что к концу года через неимоверное напряжение и невзгоды все трудовые коллективы должны перевыполнить план", — говорит главный архивист отдела использования и публикации архивных документов Центра документации общественных организаций Свердловской области Дмитрий Ольшванг.

© Центр документации общественных организаций Свердловской области

В том "новогоднем письме" рабочие и колхозники докладывали Сталину, какие производственные трудовые обязательства они берут на себя в предстоящем 1942 году. "Новогоднее письмо" должны были публиковать в газетах, вывесить на самом видном месте во всех цехах, колхозах, учебных заведениях и других учреждениях города и области.

Евгения Пугачевского вместе с другими воспитанниками детского дома в Белоруссии эвакуировали в Свердловск. На заводе подростки наравне с рабочими трудились по 12 часов, а то и больше. На обед много времени не тратили: суп ложкой не надо было есть, смеется Пугачевский. Можно было через край выпить.

"Новый, 1942 год я встретил в цехе — штурмовали план. Мы делали "Катюши" и в связи с тем, что рабочих не хватало, трудились круглые сутки. Поскольку не успевали, штурмовали все выходные", — рассказывает Пугачевский.

По его словам, первый раз Новый год как праздник пришел уже после войны, когда отменили 12-часовой рабочий день и карточки.

"Тем, кто работал в цехах, было не до праздника. Главное — к Новому году выдать норму. А какие лозунги в цехе висели: "Что ты сегодня сделал для фронта?", "Не спать!", "Фронту надо — сделаем!", "Лодыри и лентяи — прямые пособники Гитлера"… О каких новогодних игрушках в такой обстановке могла идти речь?" — говорит директор музея "Уралэлектротяжмаша" Наталья Рукавичникова. Сирот к тяжелой работе на заводах привлекали часто, отмечает она. Все четыре года они должны были строго выполнять норму.

"Выполнил дневную норму — дали талончик на еду, не выполнил — не выдали", — подытоживает Рукавичникова.

Тяжелая ситуация на заводах изменится лишь в 1943 году, после ключевого перелома в Великой Отечественной войне. Настроения сменятся не только на фронте, но и в уральских цехах. "Бюро Обкома ВКП(б) считает, что декабрь 1943 года должен явиться месяцем нарастающего подъема политической и производственной активности трудящихся, широкого развертывания социалистического соревнования на всех предприятиях, в каждом колхозе, МТС, совхозе, учреждении и учебном заведении, месяцем самоотверженной работы каждого трудящегося Свердловской области по выполнению указаний товарища Сталина и клятвы уральцев великому вождю", — говорится в протоколе заседания Бюро Свердловского обкома от 2 декабря 1943 года.

Уже в этом году Бюро Обкома постановило: "С 20 по 31 декабря 1943 года провести сталинский декадник по ударному завершению всех работ". Накануне декадника пройдут митинги. Параллельно с этим местное самоуправление проведет "областную военизированную звездно-лыжную эстафету, посвященную выполнению клятвы уральцев товарищу Сталину". Команды-участницы должны будут в ходе звездно-лыжной эстафеты доставить в Свердловск рапорты своих городов и районов о выполнении новогодних обязательств.

Танковый джаз и эшелон подарков

На фронт с Урала отправляли не только танки и молодых парней, но и новогодние подарки. Не такие, конечно, к которым сейчас привыкли мы, но тоже очень желанные. 29 декабря 1943 года рабочие отправят на фронт целый эшелон более чем из 20 вагонов с новогодними подарками для Уральского добровольческого танкового корпуса.

"Трудящиеся области посылают своим землякам: пельмени, вино, мед, ягоды, печенье, пряники, варенье, одеколон, папиросы, легкий табак, а также теплые вещи: полушубки, много валенок, шапок, связанные заботливыми руками уральских женщин шерстяные носки, варежки, красиво вышитые кисеты и многое другое. Гвардейцы получат также баяны, гармонии, кинопередвижку, патефон, литературу. Свердловчане-фронтовики увидят на экране свой родной город — среди подарков отправлен киноочерк "Столица Урала", заснятый Свердловской студией кинохроники", — напишут местные журналисты в газете "Уральский рабочий".

© Центр документации общественных организаций Свердловской области

От заводов передадут "производственные подарки" — например запасные части к машинам. С эшелоном выехала делегация, участники которой расскажут гвардейцам, "как уральцы куют грозное оружие для фронта".

По-настоящему новогоднее чудо случится чуть позже, когда с фронта приедет ответное поздравление. В том декабре в Свердловске остановится джазовая группа из танкистов, артиллеристов, санитаров — джаз 10-го Гвардейского Уральского добровольческого танкового корпуса. "В дни боев они сражаются с врагом по-гвардейски, в часы отдыха — выступают с концертами в подразделениях корпуса", — напишут в местной газете.

Джазисты устроили концерт "В часы досуга" и "монтаж о боевом пути корпуса".

Письмо как подарок

Евгению Эльберту в 1942 году было всего два года.

"Я запомнил, как пришли подарки по ленд-лизу, союзники присылали кое-что. Особенно мне запомнилась такая квадратная банка, на наши четыре семьи — тушенка свиная американская. А внутри такой запах, что вообще [восторг]", — рассказывает он.

Евгений Эльберт Виктория Ивонина/ТАССОписаниеЕвгений Эльберт© Виктория Ивонина/ТАСС

На Новый год мама, как полагается, отмечает мой собеседник, делала какие-то плюшки. Ничего толком дома для этого не было, поэтому готовила из всего, что находила. амыми вкусными были драники из картошки, даже если там была кожура.

"Кажется, был джем, да, с тех пор я помню слово "джем". Под елкой тогда какие-то подарки были, определенно. В подарках было что-то съедобное, мандаринок не было точно. Не помню, когда я их увидел впервые, но после войны — точно. Дарили что-то съестное, конфеты, пряники, игрушек не было", — рассказывает он. Висела на стене большущая карта, и детям было доверено ставить флажки по мере продвижения советских войск на запад. И это было большим праздником — слушать очередные сводки Совинформбюро.

С тех времен сохранилась фотография, правда, всего одна: на ней маленький Женя с двоюродной сестрой — нарядные, с любимыми игрушками в руках. Украшена комната самодельными гирляндами, какие сейчас делают дети в садиках. Висят какие-то флажки, скорее всего, также не купленные, а сделанные самостоятельно на скорую руку.

Для школьников "затейники" устраивали соревнования и игры, приглашали мастеров спорта на показательные выступления, как бы теперь сказали — мастер-классы.

Новогодние елки проводили везде, где была возможность: в Клубе пионеров, зоопарке, на Стадионе пионеров и школьников, в зале филармонии. В Клубе имени Сталина на Уралмашзаводе смогли установить "иллюминированную елку". В гости к детям приходили герои фронта и тыла, а затем и дети шли в гости к раненым бойцам.

Большой карнавал проходил на катке "Динамо". Праздник был спортивный, сотни конькобежцев "выходили на зеркальный лед, сверкающий в праздничных огнях", вечером стартовали соревнования лучших скороходов города.

 Эльмашевский детский сад  в Свердловске  Музей "Уралэлектротяжмаша"Описание Эльмашевский детский сад в Свердловске © Музей «Уралэлектротяжмаша»

"Ледовый городок был. Хотя он, наверное, не совсем ледовый, а елочный. И судя по документам, был каждый год. Дети праздновали. Для них устраивались утренники, елки, после 43-го года, когда наступил переломный момент, подарки даже были", — рассказывает Дмитрий Ольшванг.

"В залах свердловских клубов, школ, фойе Уральского индустриального института пахнет хвоей, — пишут журналисты из военного Свердловска. — Новогодние елки украшают сверкающими бусами, шарами, "инеем".

На площади 1905 года возвышалась красивая, нарядная елка, в семь часов вечера на ней загорались огни.

Огромное дерево ставили несколько дней, украшали игрушками, флажками, лампочками. Вокруг елки появилась снежная ограда, усаженная молодым ельником, в конце ее строились беседки — ледяные горки и устанавливались громадные добродушные Деды Морозы. На вершину елки ставили большую красную звезду.

"Фотографий с того времени осталось очень мало, фотоаппараты были не у всех, тем более военное время, — рассказывает Наталья Рукавичникова. — Новый год приходилось отмечать единицам. <…> У кого была возможность — ставили в доме елки. Делали заготовки и приносили детям из леса маленькую елочку, прятали в шкафу, где-нибудь за занавесочкой, потому что выпячивать это было не принято. <…> В виде подарков с фронта приходили письма. Это была радостная весть, ведь отец или брат были живы!"

Виктория Ивонина

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *