Рука Москвы в Белоруссии не обнаружена. Комментарий Георгия Бовта

Официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что в Москве «отмечают беспрецедентное давление, которое оказывается отдельными зарубежными партнерами на белорусские власти.

»Прослеживаются отчетливые попытки внешнего вмешательства в дела суверенного государства с целью расколоть общество и дестабилизировать ситуацию», — сказала она.

Также Захарова отметила, что российская сторона рассчитывает на скорейшую нормализацию обстановки в Белоруссии.

«Хотелось бы подчеркнуть, что Россия была и остается надежным союзником и другом Белоруссии и братского белорусского народа. Уверены, что попытки внести разлад между нами обречены на провал», — заявила Захарова.

В свою очередь Евросоюз собирает 14 августа внеочередное заседание Совета по иностранным делам. Один из главных вопросов для обсуждения — президентские выборы в Белоруссии. Будет поднят вопрос о подготовке санкций в отношении руководства страны.

Представители Евросоюза, особенно стран, непосредственно граничащих с Белоруссией, не скупятся в эти дни на оценки драматических событий в этой стране. Прошедшие выборы названы несвободными и несправедливыми, избирательный процесс — не соответствующим международным стандартам, ожидаемым от государства-члена ОБСЕ. В ответ на жесткие действия белорусских силовиков звучат угрозы санкций. В принципе, все это можно считать тем самым «беспрецедентным давлением», о котором сказано в заявлении представителя МИД РФ Марии Захаровой, и которое, по ее словам, направлено на раскол белорусского общества и дестабилизацию ситуации.

Однако почему при этом Россия не может выступить инициатором и гарантом мер, которые могли бы быть направлены как раз на поиски компромисса в белорусском обществе и на стабилизацию ситуации? Москва ведь считает возможным — более того, вполне успешно справляется с этой задачей — выступать с мерами по примирению враждующих сторон в объятой гражданской войной далекой Сирии, но почему-то не в союзной с нами Белоруссии.

В статье 2 Договора о Союзном государстве сказано, что Россия и Белоруссия в том числе преследуют цели «неуклонного соблюдение основных прав и свобод человека и гражданина в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права», а также намерены работать над «формированием единой правовой системы демократического государств». То, что происходит сейчас в Белоруссии, где силовики применяют порой садистскую жестокость к невооруженным протестантам, — это насколько близко к идеалам «единой правовой системы демократического государства»?

Между тем из Москвы не прозвучало практически никаких официальных оценок прошедших в Белоруссии выборов. Считаем ли мы их демократическими и соответствующими нормам ОБСЕ, например? Если свои оценки дает ЕС, то мы с ними согласны или нет? Кроме как «давать словесный отлуп» действительно усиливающемуся сейчас внешнему давлению на Минск со стороны Запада, неужели в нашем дипломатическом и политическом арсенале нет никаких других конструктивных методов воздействия на ситуацию в дружеском с нами государстве? Почему это поляки и литовцы собираются усаживать белорусские власти и оппозицию за круглый стол для общенационального диалога? Разве это не наш прямой союзнический и моральный долг?

Тем более что в ходе такого диалога могут проявить себя те лидеры, которые могут прийти к власти в Белоруссии гораздо быстрее, чем нам кажется. И в интересах будущих наших межгосударственных отношений, наверное, не стоило бы пускать этот процесс на самотек. Наконец, есть ли у нас вообще «план Б» на случай, если Лукашенко не удастся справиться с протестами, а к уличным манифестациям и флешмобам присоединятся бастующие заводы и фабрики, против которых любой спецназ просто бессилен?

Почему Евросоюз собирает глав МИД для консультаций и обсуждения действий в отношении союзной с нами страны, однако нет пока и намека на то, чтобы задействовать, скажем, механизм консультаций в рамках ОДКБ? Эта организация еще жива или уже примерно в том же состоянии, что СНГ? Между тем, в Договоре о коллективной безопасности сказано, что «в случае возникновения угрозы безопасности, стабильности, территориальной целостности и суверенитету одного или нескольких государств» незамедлительно приводится в действие механизм совместных консультаций с целью координации своих позиций, вырабатывают и принимают меры по оказанию помощи таким государствам-участникам в целях устранения возникшей угрозы. Разве сейчас нет угрозы стабильности в Белоруссии?

Хорошо, конечно, что «руку Москвы» не нашли и не найдут в организации нынешних массовых беспорядков. Но плохо, что голос Москвы сегодня не слышит белорусский народ, с которым в нынешней ситуации вполне можно начать разговаривать и через голову ее нынешнего в достаточной степени дискредитировавшего себя правителя.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *