Как принц Гарри и Меган растят собственный бренд

Год без королевской зарплаты: на что живут и как зарабатывают принц Гарри и Меган

Год без королевской зарплаты: на что живут и как зарабатывают принц Гарри и Меган

В скандальном интервью Опре Уинфри на прошедшей неделе принц Гарри рассказал, что его «отрезали» от королевских дотаций в начале 2020-го года, еще до публичного ухода из…

Год без королевской зарплаты: на что живут и как зарабатывают принц Гарри и Меган

Прослушать новость Остановить прослушивание Как принц Гарри и Меган растят собственный бренд

В скандальном интервью Опре Уинфри на прошедшей неделе принц Гарри рассказал, что его «отрезали» от королевских дотаций в начале 2020-го года, еще до публичного ухода из королевской семьи. Чтобы обеспечить себе привычный образ жизни, дом в Санта-Барбаре и круглосуточную охрану, Гарри и Меган начали зарабатывать на своем имени и личном бренде. «Газета.Ru» рассказывает, есть ли у пары возможность сохранить комфортный образ жизни без «королевской зарплаты».

Скопировать ссылку

Отказавшись от жизни в составе королевской семьи в 2020-м году герцог и герцогиня Сассекские — Гарри и Меган — начали испытывать все сложности «финансовой самостоятельности». Их лишили поддержки из фонда, который оплачивает деньгами британских налогоплательщиков королевские «представительские расходы» — охрану, командировки, выступления. Так Гарри и Меган остались без средств, которые раньше позволяли оплачивать круглосуточных телохранителей или скандальный ремонт в британской резиденции – Фрогморском коттедже (который обошелся в $3 млн) – и за прочие атрибуты привычной им жизни.

Попытка первая: торговая марка Sussex Royal

Первой попыткой монетизировать свою известность стала заявка на регистрацию торговой марки Sussex Royal (совпадает с доменом сайта и ником пары в Instagram), чтобы выпускать под ней разнообразные товары – от одежды и канцелярских товаров до сувениров, а также для участия бренда в благотворительных акциях.

Однако на предварительном этапе было зарегистрировано 14 «уведомлений о возможных возражениях», что юристы связывают с потенциальным нарушением парой закона «О торговых обозначениях». По нему организации и физлица не имеют права использовать имя или бренд, который создает искаженное представление о том, кем они являются. А после отказа от представительских функций Гарри и Меган перестали считаться членами королевской семьи и лишились обращения «ваше королевское высочество» – даже если формально королева Елизавета II сохранила за ними титулы. И герцог и герцогиня Сассекские отказались от идеи торговой марки.

Наследство принцессы Дианы

В непростой период обустройства дома в Санта-Барбаре принц Гарри и Меган Маркл были вынуждены полагаться в первую очередь на наследство принцессы Дианы и личные заработки Меган.

По оценке The Independent, по достижении 30 лет принц Гарри получил около $13 млн в наследство от матери. «Без этих денег мы бы не смогли пойти на такой шаг», — признал принц Гарри в интервью Опре Уинфри.

Еще примерно $2 млн внесла Меган Маркл – это были ее гонорары за съемки в телесериале, кино и рекламе. Около $5 млн пара внесла в качестве первого взноса по ипотеке за роскошный дом в Санта-Барбаре, Калифорния, по соседству с резиденциями Опры Уинфри и Эллен Дедженерес – за него предстоит выплатить еще около $10 млн, по подсчетам Forbes. Кроме того, существенной статьей расходов для пары является круглосуточная охрана — оплата профессиональных телохранителей для Гарри, Меган и их сына Арчи.

Сделки с Netflix и Spotify

Выход из сложной финансовой ситуации нашелся: принц Гарри и Меган начали торговать своим личным брендом – пусть он и не зарегистрирован как торговая марка. Так, они заключили контракт с Netflix, который по разным данным оценивается в сумму от $100 млн до $240 млн. Они будут участвовать в создании документальных фильмов и сериалов, художественных лент, шоу и детских передач. Также возможны съемки перед камерой.

Затем последовало соглашение с музыкальным сервисом Spotify стоимостью от $15 млн до $18 млн сроком на три года о создании серии подкастов. В первом стриме они уже поучаствовали в конце февраля вместе с Джастином Бибером, Билли Айлиш, Брюсом Спрингстином и Бараком Обамой.

По словам принца, изначально «Netflix и Spotify не входили в планы». Готовить почву принц Гарри и его жена начали еще за год до того – еще в 2019 году они анонсировали совместный проект с Опрой Уинфри для Apple TV+ о психических расстройствах, где сын принцессы Дианы собирался поделиться с аудиторией своими проблемами по преодолению горя и агрессии после смерти матери – но проект бы отложен из-за пандемии.

Пригласите принца!

Публичные выступления – еще один способ, которым зарабатывают на жизнь знаменитости в США.

Принц Гарри и Меган Маркл не стали пренебрегать возможностью заработать $1 млн за лекции – по информации Forbes, они подписали контракт с Harry Walker Agency (с которым сотрудничают супруги Обама, Клинтон и многие другие знаменитости.

По слухам, герцог Сассекский уже выступил как минимум однажды – на закрытом саммите JPMorgan в феврале 2020.

Тогда же Forbes оценивал личные активы четы, включая их дом в Калифорнии, в $10 млн долларов. Эта сумма может многократно вырасти, если бывшая королевская пара грамотно распорядится своим брендом, считают эксперты.

Право на свой публичный образ (right of publicity) ̶ это американская концепция, совокупность прав человека по защите его частной жизни, пояснила «Газете.Ru» старший преподаватель департамента медиа НИУ ВШЭ Алена Денисова. По ее словам, концепция работает не во всех штатах и включает три компонента: вторжение в частную жизнь (слежка, преследование папарацци); распространение информации о частной жизни без согласия лица; и самая интересная часть – про образ человека и его имя.

«По этой концепции защищаются имя и изображение, образ – это собственность человека, и он может передавать эти права по лицензионным соглашениям – например, для участия в рекламе, или по продюсерским договорам. Американская киноиндустрия, в том числе, актеры, очень пристально следят за соблюдением этих прав», – говорит эксперт. Калифорния – один из штатов, где это право существует. А значит, у бывшей королевской пары есть все возможности для монетизации личного бренда, который уже приносит им гораздо больше «королевской зарплаты» в $800 тысяч в год, заключила она. Скопировать ссылку

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *